Пророк Иезекииль: вынужденный переселенец из Ветхого Завета

04.08.2020 15:35

 3 августа Церковь празднует день памяти пророка Иезекииля, которого вполне можно назвать ветхозаветным юродивым.

597 год до Рождества Христова. Царь Навуходоносор, взяв Иерусалим, отправил в вавилонский плен около 10 тысяч человек. Шли пешком – мужчины и женщины, дети и старики. Несли самое дорогое и необходимое, а порой – и бессмысленное, то, что попалось под руку в последний момент.

Впрочем, любая ноша была непосильной в непростом, мучительном пути: за несколько месяцев в горячих песках и скалах под палящим восточным солнцем остались лежать сотни израильтян. Вместе с царем Иехонией, его двором и знатью шел и молодой священник, служитель Храма и крепкий приверженец установлений Закона – Иезекииль. Пройдет совсем немного времени – и этот ничем неприметный мужчина, сын священника Вузия, станет пророком изгнанников, сумевшим за тридевять земель от родного Иерусалима в самом сердце языческого Вавилона зажечь и поддержать в соплеменниках пламя веры в Единого Бога.

Не раз этот огонь обжигал самого Иезекииля, но в его отблесках юродивый пророк видел свет грядущего Воскресения и новый Иерусалим.

Имя будущего пророка на еврейском звучало как Иехискель – «Бог крепок» или «Бог укрепит», и он стал крепкой нитью, связывавшей депортированных разрозненных соплеменников в один народ, укрепляя его.

Вавилон к тому времени – крупнейший политический и экономический центр Ближнего Востока. На «реках Вавилонских», упомянутых псалмопевцем Давидом, шла бойкая и оживленная торговля со всем миром, работали школы, библиотеки и даже банки. На этом празднике жизни евреи, как и большинство порабощенных Навуходоносором народностей, были чужими и искали тихих и спокойных мест. Вавилоняне, пользуясь этим, специально расселяли завоеванных в самых неблагополучных и неразвитых регионах, тем самим оживляя и возрождая их, тем более, что в так называемой первой волне депортированных израильтян были преимущественно люди, которые умели трудиться руками – в том числе и ремесленники.

Иезекииль обосновался в местности Тель-Авив на реке Ховар. Это была крупная судоходная артерия в 60 километрах к югу от Вавилона. Жизнь мужчины, как казалось, начиналась сначала. Он женился, обзавелся нехитрым домашним скарбом, но, в отличии от хозяйственных и предприимчивых соплеменников, особо не беспокоился о вопросах быта – вскоре его дом стал центром притяжения для всех, изголодавшихся по слову Божию. Имя будущего пророка на еврейском звучало как Иехискель – «Бог крепок» или «Бог укрепит», и он стал крепкой нитью, связывавшей депортированных разрозненных соплеменников в один народ, укрепляя его. А еще – громким напоминанием о том, что униженные и оскорбленные евреи в Вавилоне – все тот же избранный народ, народ Божий.

Иезекииль и сам был подавлен и растерян – на его глазах рушились все привычные устои. Кое-что из храмовой утвари удалось сохранить даже на адском пути к Вавилону, но сейчас эти драгоценные предметы казались одновременно и бесценными, и обесцененными: для поклонения Единому Богу было одно единственное место, и теперь оно превращено в пепелище. 

Мужчина находился на берегу реки, когда небеса вдруг разверзлись, и он увидел невероятную картину подобия славы Господней.

Шло время. На 30-м году жизни с Иезекиилем произошло нечто удивительное. Мужчина находился на берегу реки, когда небеса вдруг разверзлись, и он увидел невероятную картину подобия славы Господней. Пророк пространно описывает увиденное и многократно вспоминает о свете, сиянии, сверкании:

«Увидев это, я пал на лице свое, и слышал глас Глаголющего, и Он сказал мне: сын человеческий! стань на ноги твои, и Я буду говорить с тобою. И когда Он говорил мне, вошел в меня дух и поставил меня на ноги мои, и я слышал Горовящего мне. И Он сказал мне: сын человеческий! Я посылаю тебя к сынам Израилевым, к людям непокорным, которые возмутились против Меня; они и отцы их изменники предо Мною до сего самого дня. И эти сыны с огрубелым лицем и с жестоким сердцем; к ним Я посылаю тебя, и ты скажешь им: «так говорит Господь Бог!». Будут ли они слушать, или не будут, ибо они мятежный дом; но пусть знают, что был пророк среди них. А ты, сын человеческий, не бойся их и не бойся речей их, если они волчцами и тернами будут для тебя, и ты будешь жить у скорпионов; не бойся речей их и не страшись лица их, ибо они мятежный дом; и говори им слова Мои, будут ли они слушать, или не будут, ибо они упрямы.Ты же, сын человеческий, слушай, что Я буду говорить тебе; не будь упрям, как этот мятежный дом; открой уста твои и съешь, что Я дам тебе. И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток. И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: «плач, и стон, и горе»… И я съел, и было в устах моих сладко, как мед…»

Но было в словах пророка и утешение – предсказание наступления лучших времен, возвращение евреев из вавилонского плена и даже восстановление Иерусалимского храма.

По толкованию отцов Церкви, светлое «подобие Человека», сидящего на сапфировом престоле в сиянии радуги, было прообразом воплощения Сына Божия от Пресвятой Девы Марии, явившейся Престолом Божиим; четыре животных – прообразы четырех евангелистов, колеса со множеством очей – части света со всеми народами земли.

Так Иезекииль вышел на проповедь к израильскому народу, с этого времени началось его пророческое служение. К нему приходят старейшины узнавать волю Божию, соотечественники прислушиваются к его словам – часто неприятным и даже пугающим. Еще бы – израильский народ и так находится в плену язычников-идолопоклонников, их главная святыня – Храм – разрушен до основания, казалось бы, каких еще кар Небесных можно ждать? А Иезекииль возвещает о новых испытаниях в наказание за заблуждения в вере и отступничество от Истинного Бога. Но было в словах пророка и утешение – предсказание наступления лучших времен, возвращение евреев из вавилонского плена и даже восстановление Иерусалимского храма.

Иезекииля посещают все новые и новые видения, которые, несмотря ни на что, утверждают изгнанников в уверенности – даже на реках Вавилонских Бог по-прежнему со Своим избранным народом. Это давало силу жить, вселяло уверенность в завтрашнем дне. Бог уже не живет только в земле обетованной, а находится прямо здесь, со Своими детьми – ведь Иезекииль видел Его, даже рассмотрел Его колесницу с многоочитыми херувимами, покидающую Храм. Значит Бог, говорили евреи, вместе с нами покинул Иерусалим. Поэтому и разрушен Храм, это, по их мнению, многое объясняло, – ведь там уже нет Господа.

Иезекииля посещают все новые и новые видения, которые, несмотря ни на что, утверждают изгнанников в уверенности – даже на реках Вавилонских Бог по-прежнему со Своим избранным народом.

Иезекииль говорит сбивчиво, туманно, местами путанно и непонятно, о каких-то, казалось бы, невозможных вещах: херувимы с крыльями и звериными ликами, которые движутся одновременно в разные стороны, в ослепительном сиянии Божией славы и т. п. Но как можно говорить четко и понятно о том, чего не может вместить и объяснить человеческий разум – как выразился блаженный Иероним, об «океане и лабиринте тайн Божиих». Позже евреи даже установят возрастной ценз для изучения Книги пророка Иезекииля – 30 лет.

А современники пророка, хоть и слышали его грозные предвозвещения, но практически не слышали его. Таким, как Иезекииль, трудно найти свое место среди людей во все времена. Сегодня, появись, милостью Божией, подобный ему среди нас – его точно так же просто не поняли бы. В лучшем случае, посчитали за юродивого городского сумасшедшего, в худшем –  поиздевались или затравили. А скорей всего – просто не обратили бы внимания: в свете пресловутой медицинской реформы сколько таких чудаков бродит улицами наших городов.

«Ты для них – как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твои, но не исполняют их»

Пророку Иезекиилю, чтобы стать услышанным, пришлось прибегать к достаточно эксцентричным поступкам. «Ты для них – как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твои, но не исполняют их», – обращается к пророку Господь. Своеобразные, как сказали бы наши современники, перформансы Иезекииля – еще один способ достучаться до сердец своих соотечественников.

Так, после одного видения, он онемел и закрылся в своем доме, по указанию Господа пролежав 390 дней на левом боку, а затем еще 40 на правом; всего 430 дней, по числу лет египетского плена. Для сугубого уничижения пророк принимал отвратительную пищу, приготовленную на коровьем помете. Потом он обрил себя и разделил волосы на три части: треть сжег, другую изрубил ножом, а третью развеял по ветру, оставив лишь маленькую прядь, которую завязал в полы одежды. Так Иезекииль пытался объяснить, что лишь малая толика его соотечественников избежит гибели.

«Конец пришел, пришел конец, встал на тебя!» – без устали повторял пророк. Вавилонского царя Навуходоносора он назвал орудием гнева Господня. Евреям придется ответить за все совершенные ими грехи и мерзости.

Пророк, дрожа и плача, пил воду и ел хлеб, предсказывая разорение и опустошение земли обетованной, скитание и бедствование ее сынов.

Как-то раз Иезекииль на глазах изумленных соседей проломил стену собственного дома и стал собирать вещи, словно собираясь в путь. Так было предзнаменовано изгнание народа из Иерусалима, что вскоре и произошло. Пророк, дрожа и плача, пил воду и ел хлеб, предсказывая разорение и опустошение земли обетованной, скитание и бедствование ее сынов.

Когда внезапно умерла жена Иезекииля, «утеха очей его», в очередном видении Господь воспретил пророку как-либо проявлять свою скорбь, и он объявил людям, собравшимся на погребение, страшное предвозвещение: скоро все они утратят самое дорогое, а несчастья обрушатся так внезапно, что не останется времени ни сетовать, ни плакать.

Через год Иерусалим пал, и один из счастливцев, которым удалось спастись и добраться до Тель-Авива, рассказал соплеменникам о случившемся. Пророк вновь онемел, а когда к нему вернулся дар речи, пораженные изгнанники услышали, что и это – еще не конец. Иезекииль предсказал полное опустошение страны: «меч наостренный в руках Господа истребит неправедного и беззаконного». 

Пророк громко обличал царя, священников и вождей как пастырей Израиля за то, что они пасли себя самих, вместо того чтобы пасти свой народ. Казалось бы, вот он, конец всему: Храма нет, Израиль пал, иудеи рассеяны далеко вокруг, и нет никакой надежды на будущее избранного народа, кроме призрачных намеков юродивого пророка.

Пророк громко обличал царя, священников и вождей как пастырей Израиля за то, что они пасли себя самих, вместо того чтобы пасти свой народ.

Но тут он начинает говорить совершенно четкие и понятные своим соотечественникам вещи: вскоре Господь станет Пастырем Своего народа, чтобы привести в Землю Обетованную и пасти на высоких горах Израилевых, воцарившись над ними «рукою крепкою и мышцею простертою», ведь Он наладил связь со Своими сыновьями не в Иерусалиме, а еще в Египте. И просит Господь только одного – искренней полной детской веры. Верить так, как ребенок доверяет отцу – эта простота «требований» Бога, – только верить, – во многом и помогла евреям, уставшим от постоянных бед и зол, не искуситься блеском и мишурой вавилонского многобожия. Ведь свет в конце тоннеля был так близко…

Через 14 лет после разрушения Иерусалима пророк в видении переносится в Иерусалим и видит новый величественный храм, описывая его соотечественникам подробно и ярко. Иезекииль «услышал глас Божий, говорящий: «Это место престола Моего и место стопам ног Моих, где я буду жить среди сынов Израилевых вовеки… И имя его отныне будет – «Господь там». 

Начиная с 19 века в еврейской традиции даже ведется дискуссия о том, являются ли эти параметры, указанные пророком Иезекиилем, инструкцией для возведения нового, третьего Храма, который никогда не будет разрушен.

Господь велел пророку записать все размеры Храма, чтобы сыны Израилевы «устыдились своих беззаконий и, раскаявшись, верно следовали велениям нового Закона». Начиная с 19 века в еврейской традиции даже ведется дискуссия о том, являются ли эти параметры, указанные пророком Иезекиилем, инструкцией для возведения нового, третьего Храма, который никогда не будет разрушен.

В Великую Субботу во всех православных храмах читается еще одно предречение пророка Иезекииля: «Была на мне рука Господа, и Господь вывел меня духом и поставил меня среди поля, и оно было полно костей, и обвел меня кругом около них, и вот весьма много их на поверхности поля, и вот они весьма сухи. И сказал мне: сын человеческий! оживут ли кости сии? Я сказал: Господи Боже! Ты знаешь это. И сказал мне: изреки пророчество на кости сии и скажи им: «кости сухие! слушайте слово Господне!» Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Господь».

*   *   *

Для евреев это пророчество уже сбылось – возрождение их народа состоялось. А для нас, православных христиан, откровения пророка Иезекииля – это, прежде всего, то, что касается всего человечества – образ грядущего Воскресения мертвых и ветхозаветная благая весть о надежде на жизнь в будущем веке.

Свою жизнь пророк Иезекииль окончил трагически. Он обличил в нечестии сыновей одного из еврейских князей – Гада, предсказав им, что они не раскаются в своих злодеяниях и поэтому не вернутся в землю отцов. Сыны Гадовы, не желая слушать резких обличений, побили пророка камнями. А почти через 500 лет после смерти пророка Христос, в преддверии Своей крестной смерти, обратился к Вечному городу: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе!».