Почему Христос не пошел на поводу у революционеров

01.08.2020 11:24

Евангельское чтение восьмой недели по Пятидесятнице рассказывает нам о том, как Христос насытил пятью хлебами и двумя рыбами огромное количество народа.

Евангелист объясняет, что только жалость и сострадание к людям побудили Христа совершить такое чудо, которое Он ранее никогда не совершал.

А заканчивается сегодняшнее чтение довольно странной фразой: «И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку…» «Понудил» – это перевод с греческого слова, которое означает «принуждать», «заставлять», «вынуждать». Сразу же после того, как все насытились и апостолы собрали остатки еды, Христос буквально гонит учеников в лодку и приказывает им отправиться прежде Его на другую сторону озера. Спасителю было почему-то очень важно, чтобы они тотчас покинули Его и удалились. Далее Евангелист говорит нам о том, что Христос отпустил народ и остался один на этом берегу.

Что же произошло и о чем не договорил евангелист Матфей?

Много чудес видели от Христа люди. Он исцелял больных, изгонял бесов, воскрешал мертвых. Но даже воскрешение мертвых не впечатлило людей так сильно, как  умножение хлеба и рыб. Все эти частные случаи помощи страждущим людям не меняли качество жизни иудейского общества в целом. Но вот чудо увеличения благосостояния и материального достатка – это уже то, что делает в умах народа Иисуса тем самым Мессией, которому будут рады в каждой еврейской семье.

После увиденного чуда народ решил возвести Иисуса в лидера нации и поставить Его над собой царем.

Любой иудей пойдет и в огонь, и в воду за тем лидером, который сможет из одного барана сотворить целое стадо, из одного динария – целый сундук с монетами, из одного зернышка пшеницы – целый амбар с зерном. После увиденного чуда народ решил возвести Иисуса в лидера нации и поставить Его над собой царем. Удивительно то, что, собственно, с Самим Христом никто по этому поводу не стал даже советоваться. Народ решил – значит так тому и быть.

Спаситель, конечно же, знал об этом решении и понимал, что Его ученикам грозит смертельная опасность. Его Самого хотят взять силой, а ученики, если они попробуют заступиться за своего Учителя, будут избиты и, скорее всего, убиты. Заговорщики приметили, что Иисус остался один, а Его верные апостолы уплыли сами на лодке. Поэтому им оставалось только ждать подмоги, поднять бунт и начать действовать решительно.

За Христом издали следили, никуда от них Он уйти не сможет. Дорога по морю Ему была перекрыта, ведь другой лодки у Иисуса не было. Одного не знали заговорщики – для того, чтобы пересечь воду, Христу лодка не нужна. Он ушел от них ночью по воде, как по суше.

Далее, как мы помним из Евангельской истории, революционеры были раздосадованы, что Иисус куда-то бесследно исчез, и были очень удивлены, когда обнаружили Его на другой стороне озера. А там Христос произнес народу жесткие слова, после которых многие посчитали Его сумасшедшим.

Для того, чтобы пересечь воду, Христу лодка не нужна. Он ушел от них ночью по воде, как по суше.

К такому выводу пришли не только те, кто собирался возвести Его на царский трон, но даже близкие ученики Спасителя. Они покинули Его и ушли от своего Учителя, потому что не выдержали тех странных слов, которые Он влагал в их уши. Как можно призывать на царство Человека или быть Его учеником, если Он ставит необходимым условием для Своих последователей вкушение Его Плоти и питие Его Крови?

Евангельский конфликт интересов

В этой Евангельской истории сфокусирована суть конфликта интересов Бога и людей. В нем же ответ на вопрос почему Православие никогда не было и не будет торжествующей верой в количественном отношении своих последователей.

Мало среди людей таких, кто смог бы вместить в себя учение Христа. Бог хочет дать человеку нечто большее и лучшее, чем много рыбы и хлеба. Но для того, чтобы это получить, нужно идти странной дорогой, на которую могут согласиться только «сумасшедшие» люди, с точки зрения типичных обывателей. Это то, что емко выразил апостол Павел в сегодняшнем литургическом чтении: «Слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых – сила Божия» (1 Кор. 1:18).

Много ли вам встречалось людей, к рукам которых липли деньги, а они бы по этому поводу плакали и причитали: «Горе мне, горе, я стал богатым. Бог покинул меня». А ведь Христос нам говорит четко и однозначно: «Горе вам, богатые». Разве это не такие же слова «сумасшедшего», как и те, которые призывают есть Его Тело и пить Его Кровь? Какие критерии счастья предлагает нам Спаситель? Счастье – это когда ты плачешь, алчешь и жаждешь, когда ты нищ и беден. Все Заповеди Блаженства, по сути, восхваление человека, живущего в страдании и нищете. Они, конечно же, могут служить великим утешением для тех, кто попал в трудную жизненную ситуацию и вынужден существовать в подобных условиях. Но много ли найдется таких людей, которые бы ставили целью своей жизни добровольно жить именно таким образом?

Как только христианство стало религией дозволенной, а потом еще и покровительствуемой государством, тотчас началась борьба за более доходные кафедры, приходы, должности и т.п. Вера стала конвертироваться в прибыль, и прибыль стала инвестироваться в веру, чтобы получить еще большую прибыль. Ватикан стал самой маленькой и самой богатой страной в мире. Церковные иерархи стали строить себе виллы и жить жизнью Евангельского богача, произнося с кафердр при этом замечательные и правильные проповеди. Только небольшая горстка юродивых людей, прячась в каких-то раскаленных песках египетских и палестинских пустынь, жила в жаре и холоде, жажде и голоде, молясь ночами и работая днем. Позже мир добрался и до самых дальних уголков ойкумены. И монастыри также стали превращаться в крупные землевладельческие хозяйства.

Внешне Церковь стала напоминать матрешку, в которой за внешними, далеко не всегда благолепными, формами глубоко внутри зрели истинные драгоценные зерна пшеницы Господней.

Средневековые войны между епископами за право владения земельными угодьями ничем не отличались от войн между удельными князьями за право собственности. Внешне Церковь стала напоминать матрешку, в которой за внешними, далеко не всегда благолепными, формами глубоко внутри зрели истинные драгоценные зерна пшеницы Господней. Эти зерна не сломила ни власть, ни мамона. И деньги, и богатство, и внешнее высокое положение стекали, «как с гуся вода», с таких священно- и церковнослужителей, которые жили для Бога, а не для себя.

В наших святках есть сотни известных святых, а в Царстве Божием еще больше нам не известных, которые, обладая всем, не позволили прилепиться к своей душе ничему. Но немало было и тех, кто все-таки не понял того, чему учил Христос в Евангелии, так же как не поняли Его и видевшие умножение хлебов иудеи.

*   *   *

Не наше дело разбирать статистику поверженных и победивших, наше дело постараться понять, где мы находимся по отношению к Богу и правильной ли дорогой идем дорогой ко спасению. Если мы только в душе сочувствуем и сопереживаем учению Христа, соглашаемся с Ним и даже выборочно стараемся следовать тому, что нас более-менее устраивает, то зададим себе вопрос – христиане ли мы на самом деле? Достаточно ли нам не блудить, не убивать, не воровать, чтобы считать себя таковыми? Или же «горе вам пресыщенные» и «горе вам смеющиеся» сюда тоже нужно все-таки добавить? А как быть с «каждым праздным словом, за который нужно дать ответ», со «взглядом с вожделением», который сравни физическому блуду, с ненавистью, которую Христос приравнивает к убийству? Или это для нас мелочи жизни, на которые можно не обращать внимания?

Давайте не будем себя обманывать. Нельзя быть одной ногой со Христом, а другой с миром. Нужно все-таки окончательно определиться.