Преображение Господне: Петр, Иаков, Иоанн, Иуда и гора Фавор

18.08.2021 22:15

Лето подходит к концу, самые жаркие дни уже позади, и вот 19 августа мы уже празднуем Преображение Господне. Попробуем взглянуть на события этого дня с немного необычной стороны.

Когда мы говорим о Преображении Господнем, то, конечно же, главный акцент ставим на Самом Господе. Где-то отдаленно мы слышали о паламитских спорах о природе Фаворского Света, чуть более нам известно значение Преображения в деле спасения человека. Мы помним, что преображенная Человеческая природа Христа прообразует преображенную природу, которую спасенные получат после воскресения.

«Вас преисполнит свет отрады, свет благонастроения, свет ведения, – пишет святитель Феофан Затворник, – все печали пройдут мимо, нестроения страстей исчезнут, ложь и заблуждения рассеются. Станете на земле небесными, из земнородных – богородными, из бренных – вечноблаженными. Тогда все будет ваше, потому что вы сами станете Христовыми. Любящий Христа Господа возлюблен бывает Отцом Небесным, и оба к Нему приходят и обитель у Него творят. Вот и свет Преображения!».

Почему Господь берет с Собой на гору только трех учеников? А как же остальные, неужели они не были достойны того, чтобы видеть Фаворский Свет, ощутить то, что ощутил апостол Петр, захотевший остаться там навсегда?

Эти смыслы мы черпаем из событий праздника Преображения. Но давайте подумаем еще вот над чем: почему Господь берет с Собой на гору только трех учеников? А как же остальные, неужели они не были достойны того, чтобы видеть Фаворский Свет, ощутить то, что ощутил апостол Петр, захотевший остаться там навсегда?

Да, не все ученики Христа были достойны стать свидетелями Фаворского Света. Мы помним, что среди них еще был Иуда. И здесь снова встает перед нами извечный вопрос свободы воли человека. В событиях Преображения мы видим, как эту свободу, этот дар, Господь сохраняет для каждого из нас, даже для тех, кто Его ненавидит.

Если бы Иуда, пишет преподобный Иоанн Дамаскин, один остался у подножия горы, то из-за своей зависти и злобы еще больше бы воспламенился яростью за свое отвержение. Тогда бы он имел оправдание совершенного им предательства. Но Христос не отчуждает Иуду практически ни от одного Своего чуда. Будущего предателя Господь оставляет с другими учениками, а с Собой берет троих – по закону достаточных для свидетельства.

Христос не отчуждает Иуду практически ни от одного Своего чуда. Будущего предателя Господь оставляет с другими учениками, а с Собой берет троих – по закону достаточных для свидетельства.

У святителя Прокла Константинопольского находим интересное указание на то, что через апостолов Петра, Иакова и Иоанна все остальные становятся сопричастниками Божественной благодати. Основой здесь является их единство, о котором Спаситель молился в Гефсиманском саду: «Отче Святой! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы» (Ин. 17, 11). В этом также был явлен пример чуда для Иуды, возможность избрать Свет, пойти за Христом со всем и остальными. Оттого и трагичней его падение, что в этом падении был виновен только сам предатель, реализовавший данный Богом дар свободы в злом направлении.

«Ибо Иуда, видя Андрея, Фому, Филиппа, и других, оставленных вместе с ним под горою, – пишет святитель Прокл в своем слове на Преображение, – и однако не ропщущих, не негодующих, не злословящих, напротив, радующихся, уверенных в том, что и они отсутствующие столько же причастны благодати свыше, сколько и присутствующие Господу, оставался совершенно неизвинителен, не будучи никогда отчуждаем ни от одного чудеси. Такой поступок Господа особенно нужен был для Иуды, который, хотя ему вверен был и ковчежец, вознегодовал на помазующую безвинно за дороговизну мира и имел дерзость предать Учителя врагам».

Что из этого рассуждения мы можем вынести для себя? Ответ кажется очевидным. Никто из нас не был на Фаворе, никто лично не присутствовал при совершении чудес Христом, но ведь мы христиане, и этого достаточно. Через таинство миропомазания мы запечатлены дарами Святого Духа, это, можно сказать, первая степень священства, изначально ведь дары преподавались не посредством помазания, а посредством возложения рук. Стать христианином – уже означает стать священником, отделиться от этого мира, быть гражданином иного Царства.

Никто из нас не был на Фаворе со Христом, но ведь мы христиане, и этого достаточно. Однако наш путь пока еще не завершен, свобода до конца не реализована, пропасть падения зияет своей чернотой также, как фаворская благодать светит возможностью преображения.

Ко всем христианам обращены слова бывшего на Фаворе апостола Петра: «Но вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Петр. 2, 9). Мы также едины со Христом, как были с Ним едины оставшиеся у подножия горы ученики. Мы также являемся свидетелями всех совершенных Им чудес. Однако наш путь пока еще не завершен, свобода до конца не реализована, пропасть падения зияет своей чернотой также, как фаворская благодать светит возможностью преображения.

Не нужно искать никаких особенных чудес. Ничего так не мешает вере, как поиск и ожидание чуда. Главное чудо – спасение человечества – уже совершено. Приходя в храм на праздник Преображения, мы как бы останавливаемся у подножия Фавора, не ропща и не негодуя, помним, что наше единство со Христом – самое важное условие сопричастия Его благодати.

«Сколько раз читаем или слышим Евангелие Его святое, – поучает святитель Тихон Задонский, – столько раз слышим глас Сына Божия, глаголющий к нам, Который не о чем ином поучает нас, как о спасительном пути, которым до славы оной Божией, на горе святой отчасти показанной, должно всякому идти, кто хочет получить оную».

Спаситель берет с собой апостолов Петра, Иакова и Иоанна, что указывает на такую важнейшую христианскую добродетель, как вера. Петр – горячий и искренний порыв к Господу. Именно он исповедал Христа «Сыном Бога Живого» (Мф. 16, 13-16), и на Фаворе у него была возможность удостовериться в том, что именно Отец открыл ему. Иаков – первый из апостолов, кому предстояло умереть за Христа и единственный, чья смерть описана на страницах Нового Завета (Деян. 12, 2). Иоанн – девственник, «чистейший орган богословия», как называет его преподобный Иоанн Дамаскин.

Умение идти за Христом не оборачиваясь, пусть падая, но все же снова поднимаясь, находить силы двигаться дальше; готовность умереть за Истину, за ту подлинную реальность, перед которой все блага мира – лишь мимолетная иллюзия; и искренние, чистые, открытые к принятию Бога душа и сердце – вот три составляющих веры, которые нам раскрывают апостольские образы.

И нет здесь никакой гонки за чудесами, нет метаний и поисков внешних свидетельств своего избранничества, а только твердая уверенность в обретаемом через веру единстве с Богом. И об этом нам говорят события Праздника Преображения Господнего – столь дорого для каждого православного христианина.