Жизнь прокаженных душ

24.12.2019 08:00

Слушая сегодня во время Литургии чтение о десяти прокаженных, я вспомнил свидетельства Власа Дорошевича (1865-1922), когда-то известного публициста и журналиста. Побывав на Святой Земле еще в 19 веке, он оставил нам свои воспоминания о ней в очерках «В Земле Обетованной», изданные в 1900 году.

Читая то, как он описывал жизнь прокаженных, которым журналист посвятил целую главу, я увидел удивительную картину того, как живет сегодня почти весь мир. 

Цитата: «Жизнь прокаженного — одно сплошное ощущение боли. Они необыкновенно чувствительны к холоду и зною. И среди этих беспрерывных мучений несчастные доживают до глубокой старости. Покрытые ранами, они не в силах, конечно, работать. Полная бездеятельность — обычное состояние прокаженного. У них исчезает интерес к чему бы то ни было. Все попытки занять их чтением, картинками, не приводят ни к чему. Они напоминают людей, впавших в слабоумие». 

Разве это не похоже на то, как сегодня живут люди? Покрытые ранами грехов, они страдают, но при этом не проявляют интереса ни к Богу, ни к спасению, ни к собственному смыслу жизни. Проказа стала обладать нашей душой и выдавливать из нее ее богоподобие. 

Первое, что отличает прокаженных, пишет В. Дорошевич - так это неблагодарность. Эти люди, цитата: «Получив от вас подарок, могут, не задумываясь, тут же сделать вам неприятность. Они неблагодарны, потому что благодарность слишком глубокое чувство для них». 

И сегодня люди ежедневно получают от Бога множество даров, но разве они научились благодарить за это Бога? Нет, в ответ на Свою любовь Бог получает от прокаженных душ лишь одно – боль Распятия. Каждый день, каждую минуту эти люди распинают Христа своими грехами без всякой жалости и сострадания. 
Цитата: «Самое глубокое чувство, единственная, всепоглощающая страсть прокаженных, это — сребролюбие. Это какая-то бессмысленная любовь к серебряным и золотым кружочкам. Все счастье их жизни состоит в том, что время от времени эти гниющие полутрупы приползают потихоньку полюбоваться своими сокровищами, спрятанными в укромном месте. Этими деньгами не воспользуется никто и никогда: ни другой, ни он сам».

Прокаженные также очень мстительные. Если кто-то посмеет отказать им в милостыни, это мгновенно вызовет с их стороны страшную злобу. Они набрасываются на такого человека и стараются схватить его своими гниющими руками за лицо, руки, одежду. Прокаженные знают, что их боятся и этим пользуются для мести. 

Деньги стали основным смыслом и целью жизни прокаженных душ. Не важно, что их нельзя взять с собой в гроб, никого не интересует, что все это стяжание, на самом деле, безобразно и бессмысленно. Любовь к деньгам стала паталогической болезнью человечества настолько, что она готова взорвать всю Землю, уничтожить самих себя, лишь бы не отказаться от тех бумажек, которые прокаженные души аккуратно складывают, любуясь растущими значениями цифр на своих банковских счетах. 

По сути, иерусалимские прокаженные стали использовать свои разлагающиеся тела в качестве выгодного бизнеса. Жалость и страх – вот те чувства, которые они активно эксплуатировали для получения прибыли. «Весна и осень, – пишет В. Дорошевич, - для прокаженных самые прибыльные времена года. Весной в Иерусалим приезжает масса русских паломников, а осенью они нанимают в складчину осла и обходят поля, где им по обычаю дается часть урожая. Урожай они собирают для продажи. Цитата: «У прокаженных можно купить дешевле. Нищее население охотно покупает все из рук этих людей, один вид которых внушает отвращение».

Далее В. Дорошевич пишет: «Умирающие с голода, продающие хлеб из-за безумной страсти к деньгам, и голодные, покупающие хлеб из рук прокаженных — вот картина Востока». Теперь так живет весь мир. Прокаженные и голодные души зарабатывают и продают себя, ничем не гнушаясь. Они торгуют чужими жизнями, страданиями и болью, превращая войну, нищету и болезни в выгодный бизнес, наживаясь на горе и слезах других людей.

Автор этих очерков был свидетелем свадьбы «ужасного прокаженного, с лицом, похожим на кусок разлагающегося мяса, с молоденькой красивой девушкой - сирийкой, почти ребёнком, лет 14, не более». Девушка была сирота, и для того, чтобы она не умерла с голоду, родственники выдают ее за цитата: «Аристократа несчастья». «Его вид так ужасен, что он может зарабатывать милостыней больше всякого другого». На всю жизнь запомнил В. Дорошевич эту процессию, идущую в ночлежный дом, и особенно лицо девушки, глаза которой были преисполнены чудовищного ужаса и страдания. 

Душа каждого из нас обручена Небесному Жениху, и Он готов ввести ее в свои брачные чертоги. Но люди предпочитают брак с грехом и нечистотой ради земной и, по сути, бессмысленной выгоды. Не похожи ли души многих наших современников на эту несчастную девушку, которая стала женой разлагающегося получеловека? 

Митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука