Неожиданные последствия превращения Святой Софии в мечеть

06.07.2020 16:51

Вопрос с превращением Святой Софии в Стамбуле в мечеть почти решен. Но к чему это может привести для всего мусульманского мира?

Собор Святой Софии в Стамбуле, имеющий на сегодняшний день статус музея, будет превращен в мечеть с вероятностью 99%. Этот шаг турецкого правительства и лично президента Р. Эрдогана должен стать знаковым событием для мировой геополитики, для отношений Европы с мусульманским миром, для Православия и для христианства в целом. Однако последствия этого шага могут быть весьма неожиданными. Какими? Давайте разбираться.

Собор Святой Софии, Стамбул

Намерения превратить Святую Софию в действующую мечеть были конкретно озвучены президентом Турции более месяца тому назад. Это вызвало бурную дипломатическую реакцию как правительств различных стран, так и религиозных организаций. Была она в основном негативной. Аргументировалась такая негативная позиция тем, что изменение статуса Святой Софии нарушит статус-кво установившийся после образования Турецкой Республики и отказа это страны от имперской политики Османской империи. Именно тогда отец-основатель современного турецкого государства, Кемаль Ататюрк принял решение превратить мечеть Айя-София в музей. В 1935 г. был снят слой штукатурки и люди смогли снова увидеть мозаичные лики Иисуса Христа и Богоматери, скрытые от глаз в течении многих веков.

Мозаичное изображение Пресвятой Богородицы в апсиде храма Святой Софии

Сегодня же Р. Эрдоган, который с одной стороны провозглашает себя последователем заветов К. Ататюрка, а с другой проводит политику неоосманизма, получил право опять, как и завоеватель Константинополя султан Мехмед II, превратить главный христианский храм в мечеть. Верховный суд Турции 2 июля 2020 г. принял решение, что статус Святой Софии может быть изменен указом президента Р. Эрдогана. И практически нет никаких надежд на то, что Эрдоган этим правом не воспользуется. Заявления о намерениях превратить Святую Софию в мечеть были сделаны столь явно и решительно, что отказаться от них значило бы нанести серьезный ущерб политическому имиджу турецкого президента и как следствие его политическому влиянию как в самой Турции, так и за рубежом. Да и турецкий МИД очень жестко реагирует на призывы оставить все как есть, звучащие от правительств разных стран и международных организаций.

Например, после однозначного призыва от Госдепартамента США отказаться от намерений изменить статус Святой Софии, дипломатическое ведомство Турции позволило себе ответить весьма  жестко: «Собор Святой Софии является собственностью Турции, как и все наши культурные ценности, расположенные на нашей земле. Любой вид намерений властей в отношении собора Святой Софии также является проблемой, касающейся наших внутренних дел в рамках прав Турции на суверенитет». В переводе с дипломатического языка это означает: мы будем делать все, что хотим, и нам плевать на ваше мнение. Еще несколько лет назад ни одна страна не могла себе позволить разговаривать с властями США в подобном тоне. Однако времена меняются…

Почему Эрдоган настроен идти до конца

Во-первых, он повышает внутри страны свой авторитет, который весьма пошатнулся в последнее время в связи с экономическими трудностями страны. О падении популярности Эрдогана в народе свидетельствуют местные выборы, прошедшие в Турции несколько лет назад, и показавшие существенное уменьшение поддержки правящей партии населением страны.

Во-вторых, он мстит Европе за унижение последнего времени, когда Евросоюз принял заявку Турции на членство в этой организации, но буквально изводил ее отсрочками и выдвижением все новых требований.

В-третьих, он мстит США за возможную организацию попытки госпереворота в 2016 г. Как известно, США совсем еще недавно пытались пролоббировать возвращение Святой Софии статуса православного храма. В 2007 г. был даже создан «Совет по освобождению Святой Софии» (Free Agia Sophia Council), который смог организовать слушания в Конгрессе США по этому вопросу. В то время тотального доминирования США на Ближнем Востоке это не представлялось таким уж недостижимым, но сейчас совсем другие времена. А после провала госпереворота США превратились из партнера-покровителя Турции в ее противника, особенно для президента Р. Эрдогана лично. Интересная деталь: провластные СМИ в Турции предполагают, что первая мусульманская служба состоится в Святой Софии 15 июля, в 4-ю годовщину неудавшегося путча.

В-четвертых, и это, вероятно, самое главное, Р. Эрдоган практическими шагами подкрепляет свою заявку на неоосманизм и лидерство в мусульманском мире.

Конечно, для Турции есть и минусы, и существенные риски. Они очевидны. Это усиление напряженности с Европой и США. Однако эта напряженность и так существует и ее нельзя снять отказом от планов превращения Святой Софии в мечеть. Между Европой и Турцией существует нерешенная проблема мигрантов. Турция полагает, что европейские власти препятствуют доступу турецких товаров на европейский рынок, а также ущемляют права турок, живущих в Европе. С США Турция конфликтует из-за американской поддержки курдов и оппозиционного проповедника Ф. Гюллена, которого Р. Эрдоган обвиняет в организации попытки госпереворота в 2016 г. Есть и множество других проблем, и их наличие позволяет турецким властям действовать без оглядки на мнение Европы и Америки.

О реакции Греции и Фанара

В очень сложное положение поставили себя греки. Правительство этой страны выступило с очень резким осуждением планов Турции и заявило, что превращение святой Софии в мечеть резко обострит отношения двух стран. Но опять же, эти отношения и так обострены до предела. Одним из основных камней преткновения является деятельность Турции по разработке шельфа вблизи непризнанной Республики Северного Кипра. По этому вопросу Греция также делала очень воинственные заявления, но реально она ничего противопоставить Турции не может. Греция в очередной раз демонстрирует свои грозные дипломатические заявления, за которыми стоит реальное бессилие хоть как-то ответить. 

Самой пострадавшей стороной в случае, если турецкие планы станут реальностью окажется Константинопольский патриархат и лично патриарх Варфоломей. Если (когда) в Святой Софии пройдет мусульманская служба, престиж Константинопольского патриархата очень сильно пострадает. Его претензиям на всеправославное главенство будет нанесен существенный удар. Еще больший урон уже нанесен престижу патриарха Варфоломея из-за его месячного молчания, ставшего уже просто неприличным. После того, как планы турецкого правительства раскритиковали многие государства и международные структуры, а также многие религиозные организации, патриарх Варфоломей наконец-то выступил с заявлением, больше похожим на заискивание, чем на реальный протест.

Вначале глава Фанара заявил американскому изданию «Вашингтон пост», что ему «грустно» от возможного превращения Софии в мечеть, а чуть позже в проповеди сказал следующее:

«Святая София может функционировать как место и символ встречи, диалога и мирного сосуществования народов и культур, взаимопонимания и солидарности между христианством и исламом, что чрезвычайно важно и выгодно для современного мира <…> превращение собора Святой Софии в мечеть разочарует миллионы христиан по всему миру, а собор Святой Софии, который благодаря своей святости является жизненно важным центром, где Восток встречается с Западом, расколет эти два мира».

Но даже и эти крайне осторожные слова были восприняты в Турции как угроза мусульманам. «Мы бы посоветовали Варфоломею выразить сожаление по поводу всех этих мусульманских произведений, которые были разрушены во многих частях мира, особенно в Греции. Он предупреждает о запланированных атаках Запада на ислам и мусульман», – заявил генеральный секретарь Партии национального действия Турции Исмет Буюкатаман.

О реакции России и РПЦ

Интересна реакция на планы Турции России и Русской Православной Церкви. Она разная. МИД России высказался очень мягко. «Ожидаем, что любые решения о статусе этого уникального памятника будут носить взвешенный характер, учитывать высокую чувствительность данного вопроса для верующих, известный межконфессиональный контекст и сложившуюся практику международно-правового регулирования управления объектами всемирного наследия ЮНЕСКО», – заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. В переводе с дипломатического языка – мы не приветствуем такие действия, но особо протестовать не будем.

Патриарх Варфоломей совершил стратегическую ошибку, пойдя на конфронтацию с РПЦ и опосредованно с Россией в украинском вопросе. Вместо того, чтобы получить себе союзника в ее лице, что соответствует многовековой исторической традиции, Фанар предпочел вступить с ней в конфронтацию. А ведь, вероятно, только Россия могла бы помешать намерению Р. Эрдогана относительно Святой Софии. Но Фанар сделал заступничество России невозможным. Теперь же от падения имиджа Константинопольского патриархата Россия только выигрывает. Выигрывает, казалось бы, и Русская Православная Церковь. Но она высказывает решительный протест. «Мы считаем, что этот акт в сегодняшних условиях является недопустимым нарушением свободы вероисповедания и это, конечно, не только внутреннее дело Турции, как сейчас говорят многие турецкие чиновники. Это памятник общехристианского значения, общемирового значения», – заявил глава Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополит Иларион (Алфеев).

Кстати, полезно сравнить это заявление с высказыванием патриарха Варфоломея. Такой резкий тон РПЦ обусловлен пониманием того, что несмотря на конфликт между РПЦ и Константинопольским патриархатом по украинскому вопросу, превращение Святой Софии в мечеть – это удар по всему Православию и требует мобилизации всей Церкви.

Какие последствия могут быть после изменения статуса святой Софии?

Как уже говорилось, это падение престижа Константинопольского патриархата и его влияния в Православном Мире. Возможно возобновятся разговоры о том, что Константинопольскому патриарху в Стамбуле уже делать нечего и пора бы ему куда-нибудь переехать. На Афон, к примеру, или в Соединенные Штаты. Существенный урон будет нанесен планам Фанара как-либо оформить свое первенство власти, а не только чести среди Поместных Православных Церквей. Какое первенство, если даже статус музея для Святой Софии Фанар отстоять не смог?

Можно предположить, что признание Поместными Церквями детища Фанара, так называемой Православной церкви Украины прекратится, а то и вовсе пойдет вспять. Следствием этого станет возрастание конфликтности внутри самой ПЦУ между ее, жаждущими власти, «архиереями». Некоторые аргументы в пользу существования своего Киевского патриархата получит Филарет Денисенко.

Напряженность между Турцией с одной стороны и США и Европой с другой увеличится, но ненамного. Возможно будут введены какие-то санкции, которых уже никто не боится.

Но самый неожиданный ответ Р. Эрдогану, как претенденту на лидерство в мусульманском мире, может прилететь из… Израиля. Для того чтобы понять это обратимся к аргументам Турции, которые она использует для ответа всем протестующим против превращения Святой Софии в мечеть.

МИД Турции: «Собор Святой Софии является собственностью Турции, как и все наши культурные ценности, расположенные на нашей земле. Любой вид намерений властей в отношении собора Святой Софии также является проблемой, касающейся наших внутренних дел в рамках прав Турции на суверенитет».

Президент Турции Р. Эрдоган: «Обвинения против нашей страны из-за Святой Софии являются прямым посягательством на наше право на суверенитет».

Иными словами, аргументация турецких властей на право превратить Святую Софию в мечеть проистекает из суверенитета над этим объектом. Но сегодня Израиль заявляет о своем суверенитете над Иерусалимом и Храмовой горой, на которой расположены главные святыни христианства, ислама и иудаизма.

Храмовая гора, Иерусалим

Получается, что Израиль может поступать со святынями, расположенными на Храмовой горе так же, как и Турция со Святой Софией, то есть действовать, исходя из своих собственных интересов и не обращать внимание на мнение других религиозных организаций и государств. Большой переполох в этом году наделало обращение группы иудейских религиозных деятелей к израильским властям с просьбой разрешить жертвоприношение ягненка на еврейский Пейсах. А вообще в планах ортодоксальных иудеев отстроить храм Соломона, который был разрушен в 70 г. и от которого осталась одна Стена плача.

Стена плача, Иерусалим

Сегодня часть площади разрушенного Иудейского храма занимает мечеть Куббат ас-Сахра (Купол Скалы).

Мечеть Куббат ас-Сахра (Купол Скалы), Иерусалим

Существующие планы восстановления Иудейского храма предусматривают как вариант с разрушением Куббат ас-Сахра, так и вариант с сохранением ее целостности. Но в любом случае мусульманский мир будет резко против такого строительства. И вот тут-то Израилю и пригодятся те аргументы, которые сегодня использует Р. Эрдоган: наша страна, наш суверенитет, что хотим то и делаем. Кому-то это все может показаться невероятным, но кто мог предположить, что Израильское государство будет восстановлено после почти двух тысяч лет своего уничтожения?