Ситуация в Абхазии: шантаж или провокация?

21.02.2021 21:24

В Абхазии всюду, кроме собора в Сухуми, приостановлены богослужения. Это решение принял руководитель т.н. «Абхазской православной церкви» («АПЦ») иерей Виссарион Аплиаа.

 

 «АПЦ» – это самоназвание Сухумо-Абхазской епархии Грузинской Православной Церкви (ГПЦ). Фактическую самостоятельность епархия получила в 1993 г., когда после абхазо-грузинского конфликта архиерей ГПЦ вынужден был покинуть Абхазию. Фактическое управление епархией принял на себя о. Виссарион. В 2009 г. епархия заявила о своем выходе из состава ГПЦ и переименовании в «АПЦ». Также «АПЦ» неоднократно обращалась к РПЦ с просьбой о принятии в свой состав. Однако, РПЦ признавала и признает Абхазию исключительно канонической территорией ГПЦ.

Действия Виссариона Аплиаа фактически являлись расколом. Однако, из-за позиции местных властей и сильных националистических настроений в Абхазии, ГПЦ не может направлять своих епископов или священников на эту территорию. Формально, руководство Сухомо-Абхазской епархией принял на себя Грузинский Патриарх-Католикос Илия II. Чтобы не оставить жителей Абхазии вне Церкви, без спасительных Таинств, ГПЦ не стала принимать каких-либо прещений в отношении Аплиаа и других клириков епархии: они не запрещены в служении, не извергнуты из сана, не лишены общения. ГПЦ продолжает считать их клириками своей местной епархии. Таким же образом, формально, воспринимает их и РПЦ. Так как священников в Абхазии не хватает, РПЦ направляет временно туда своих священников в помощь местной епархии. Но именно с временным статусом и сохранением за ними штатного статуса в епархиях РПЦ.

Проблема могла бы быть решена, если бы не абхазские и грузинские националисты. Первые не позволяют приезжать священникам из ГПЦ и настаивают на отделении от нее. То есть, даже если бы была достигнута руководством епархии договоренность с ГПЦ о рукоположении абхазских священников, эта ситуация все равно вызовет отторжение в Абхазии. В свою очередь, на публичные уступки абхазским властям или на договоренность с РПЦ о временном попечении над епархией не может пойти ГПЦ – в Грузии это вызовет обвинения в ее адрес со стороны грузинских националистов. ГПЦ и так часто подвергается в Грузии обвинениям в «работе на Москву», «сотрудничестве с оккупантами» и т.д.

В результате возникает статус-кво, сохраняемый уже 28 лет.

Воспользоваться этим пытается Константинопольской Патриархат (КП), штатный клирик которого архимандрит Дорофей (Дбар), ранее запрещенный в РПЦ, создал так называемую «Священную митрополию Абхазии», которая признает над собою главенство КП и пытается получить от него то статус автономии, то автокефалию. В свою очередь, фанариоты пытаются использовать этот раскол для шантажа ГПЦ, требуя признать украинских раскольников из «ПЦУ».

Сейчас иерей Виссарион Аплиаа, остановив богослужения, требует от РПЦ принятия в свой состав.

Если РПЦ пойдет на этот шаг, то, во-первых, нарушит каноны Церкви (частично повторив действия КП на Украине), во-вторых, перечеркнёт братские отношения с ГПЦ, оттолкнув ее в объятия Фанара, в-третьих, покажет свою уязвимость перед шантажом фактических раскольников.

Возникает много вопросов:

— если иерей Виссарион и поддерживающие его клирики ведут так себя с РПЦ сегодня, переходя на язык шантажа, то какого смирения от него можно было бы ждать завтра, в случае гипотетического принятия в состав РПЦ?

— насколько допустимо, с точки зрения пастырских качеств, оставлять своих духовных чад без богослужения и спасительных Таинств ради разрешения административных споров?

— Какие цели ставят эти люди?

Втянуть РПЦ в церковный конфликт на Кавказе?

Усилить позиции Фанара за счет ГПЦ?

Передать инициативу дбаровцам, которых они публично критикуют? Продемонстрировать дефицит смирения не только Тбилиси, но и Москве?

— Насколько эти действия могут быть связаны с абхазскими властями?

— Согласованы ли с ними действия Аплиаа?

— Есть ли в происходящем связь с инициативой Дбара в 2020 году, пытавшемся обратиться в КП за автокефалией?

Лабарум. Сим победиши