Управделами объяснил разницу понимания первенства в Церкви у Фанара и РПЦ

30.03.2021 23:31

Митрополит Антоний считает, что Фанар разрабатывает идею «восточного папства», которая совершенно неприемлема для Русской Церкви и других Поместных Церквей.

30 марта 2021 года Управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский и Броварский Антоний в докладе «Православное учение о Церкви: современные вызовы и поиски ответов» на XI студенческой конференции, рассказал о разнице в понимании первенства в Церкви между Фанаром и Русской Православной Церковью, сообщает Информационно-просветительский отдел УПЦ.

Митрополит Антоний напомнил, что сегодня Константинопольский патриарх настаивает на своем особом статусе в Вселенской Церкви, который предусматривает наличие у него не только первенства чести, но и первенства власти.

Владыка отметил, что «понимание первенства во Вселенской Церкви уже много веков является предметом богословского полемики между Православной и Католической Церквами», так как «именно Римские епископы начали усваивать себе особую власть во Вселенской Церкви, что и привело к формированию феномена папства».

Иерарх напомнил, что «такое понимание церковной первенства вызвало неприятие на Христианском Востоке уже в эпоху Древней Церкви», а «раскол 1054 года в значительной мере стал результатом именно властных амбиций Римских епископов».

Владыка сообщил, что сегодня, после начала диалога с католической церковью, свое учение о первенстве было разработано представителями Константинопольского патриархата, но оно «оказалось абсолютно неприемлемым для Русской Православной Церкви».

В Равеннском документе 2007 года, который не подписала РПЦ, продолжил владыка, «признается существование первенства в Церкви на вселенском (универсальном) уровне», а «на Востоке Константинопольский патриарх занимал место аналогичное Римскому епископу на Западе».

«Делегация Русской Православной Церкви выступила с принципиальным отрицанием такой формулировки, отмечая, что на Востоке общение с Константинопольским престолом никогда не считалось обязательным условием соборности (как это было на Западе по отношению к Римскому престолу, – Ред.). Соответственно, Константинопольский патриарх никогда не играл в Православной Церкви роли, подобной роли Римского епископа на Западе», – подчеркнул владыка.

Главным автором экклезиологической модели, которую сегодня продвигает Константинопольский патриархат, сказал далее митрополит Антоний, является Иоанн (Зизиулас), который «в основу своего видения Церкви ставит чение о Евхаристии как церковном собрании, в котором только и может реализоваться Церковь».

«Поэтому первенство епископа на местном уровне проявляется, прежде всего, в его предстоянии за литургией, то есть в евхаристическом собрании. На поместном уровне первенство проявляется в Соборе епископов», а «голосом и лицом Собора может быть только личность, то есть – Предстоятель… При таком взгляде Поместная Церковь органическим единством индивидов, персонифицируются в лице Предстоятеля», – отметил митрополит Антоний.

Другой богослов Константинопольского патриархата, архиепископ Елпидофор (Ламбриниадис) считает, что первенство на всех трех уровнях бытия Церкви (епархиальном, поместном и вселенском) является единственным по своей природе, и считает, что и на вселенском уровне в Церкви должно существовать личное первенство.

Перенося триадологию (где говорится о монархии, или первенстве Бога Отца в Святой Троице, – Ред.) на сферу экклезиологии, архиепископ Элпидофор утверждает, что «в Церкви первенство на вселенском уровне не может быть представлено ​​институтом, а только лицом».

«При таком взгляде отказ от личного первенства во Вселенской Церкви становится искажением учения о Святой Троице. Учение о том, что первый иерарх во Вселенской Церкви получает свои полномочия от Собора, по мнению архиеп. Элпидофора, равноценно утверждению, что источником Монархии Отца является Сын и Святой Дух», – отметил митрополит Антоний.

Кроме того, говорит владыка Антоний, по мнению Иоанна (Зизиуласа) «в категориях канонического порядка отражаются реалии божественного порядка».

«При таком подходе вопрос церковной первенства уже не вопрос человеческого права, оно переносится в сферу божественного права. Так первенство во Вселенской Церкви получает божественную санкцию», – подчеркнул управделами УПЦ.

Из учения архиепископа Элпидофора и митрополита Иоанна (Зизиуласа), считает митрополит Антоний, вытекает, что» Константинопольский (а точнее Вселенский) патриарх превращается в своеобразную «корпоративную личность», в которой воплощается первенство на вселенском уровне».

Однако, по словам владыки, «позиция Русской Православной Церкви является принципиально иной». Так, «на уровне епархии первенство принадлежит правящему епископу. Именно от него получают свои полномочия священники и дьяконы. Также именно епископ имеет право церковного суда в епархии. На поместном уровне первенство принадлежит Предстоятелю Церкви. Он председательствует на Соборах епископов Поместной Церкви, имеет право высказываться от имени своей Церкви».

«Что касается первенства на вселенском (универсальном) уровне, то в Московском документе отмечается, что его источником является «каноническое предание Церкви, которое зафиксировано в священных диптихах и признается всеми Поместными Церквами». Каноны не наделяют первого по чести епископа во Вселенской Церкви какими властными полномочиями», а перенос «первенства с одного уровня церковного бытия на другой» – принципиально недопустим, подчеркнул архиерей.

«Если механически перенести первенство по епархиального уровня на универсальный, то это будет означать появление «Вселенского архиерея», который имеет особую власть во всей Вселенской Церкви». Но для Русской Церкви «с сакраментальной точки зрения все епископы равны, так же, как сакраментально равными являются все предстоятели Поместных Церквей», – напомнил митрополит Антоний.

Владыка подчеркнул, что «с точки зрения Русской Православной Церкви содержательное наполнение первенства чести во Вселенской Церкви «определяется консенсусом Поместных Православных Церквей».

Другими словами, «Поместные Православные Церкви признают за Константинопольским патриархом право выступать с инициативами общеправославного характера, а также обращаться к внешнему миру от имени всей православной полноты… При таком подходе семья Поместных Православных Церквей выступает как объединение независимых Церквей, исповедующих единую веру и находящихся в евхаристическом общении», что указывает, по аналогии, на конфедерацию.

Однако патриарх Варфоломей считает, что объединение равноправных Церквей – это протестантская идея и только «Константинопольский предстоятель является гарантом и олицетворением единства Мирового Православия» и «хранителем истинной веры и гарантом аутентичного свидетельства Церкви перед современным миром», – отметил митрополит Антоний.

«Совершенно очевидно, что согласовать между собой две указанные модели Всемирного Православия вряд ли возможно». Именно поэтому, считает владыка, «жизненно необходим диалог между Поместными Церквами с целью достичь консенсуса по указанным вопросам, который должен стать не плодом уступок в области вероучения, а результатом глубокого и ответственного изучения святоотеческого наследия».