Зачем новой американской администрации Православие и патриарх Варфоломей?

05.01.2021 22:27

 Геополитика плотно вошла в жизнь Церкви своим влиянием. Произошло это давно, но таких острых форм как сейчас не принимало уже несколько столетий…

Мы рискнем высказать свою версию и оригинальной она не будет. Ранее мы публиковали (https://t.me/hrizmasimpobedishi/1226) выдержки из документов Госдепартамента США 40-х годов, связанные с проявлением первого интереса к Константинопольскому Патриархату. Не так давно мы также публиковали ключевые выдержки (https://t.me/hrizmasimpobedishi/1166) из выступления Джеффри Пайетта и наш анализ заявленных целей. Базовые цели США с тех пор не изменились, хоть и стали значительно шире. Как известно, в конце 40-х идеи использования православного влияния в разных странах отрабатывались и в Госдепартаменте США и в Кремле. Даже в Москве имела место попытка организации Всеправославного Собора. И обе сверхдержавы конкурировали за влияние на Поместные Церкви. Конечную победу в тогдашней конкуренции одержали США, так как коммунистическая Москва утратила интерес к данному вопросу… 

Сегодня снова, как и на заре Холодной войны, для США  Православие – это угроза, в силу нескольких причин: 

1) Это инструмент воздействия на Грецию, Кипр, Сербию, Черногорию, БиГ, Македонию, Болгарию, Румынию, Украину, Белоруссию, Россию, Грузию… На этой основе, собственно, этот интерес и сформировался в США в период 1940-48 годов, когда первый американский протеже – Афинагор  взошел на константинопольский престол. 

2) Православие, в силу его консервативности, вместе с исламом и консервативными формами католицизма, является основным препятствием распространения в мире ценностей, победившего в США неомарксизма, в частности, в странах с высоким уровнем влияния данных религий. В силу этого, в США заинтересованы в "снижении консервативности" Православных Церквей и "повышении их уровня толерантности". 

3) В США считают, что Россия и Сербия используют Православие в качестве идеологического инструмента в своей геополитике. Поэтому Госдеп рассматривает вопрос формирования «единого центра управления» Православными Церквями – как один из базовых инструментов ограничения неуправляемой внешнеполитической активности России и Сербии. 

4) Аналитики RAND Corporation в своем последнем докладе по России отмечают, что заявленные российскими властями в качестве идейной основы «традиционные ценности» - слишком противоречивое понятие, не принимаемое обществом, которое не может стать фактором национальной консолидации. И с этим трудно поспорить, пока «традиционные ценности» носят расплывчатый и абстрактный характер. Но в случае признания этих ценностей основанными на традиционной религиозности, возникает мировоззренческая целостность предлагаемой национальной идеи. Бесспорно, она вызовет определенное неприятие в либеральной части общества, но при этом, хотя бы будет соответствовать исторической традиции и найдет поддержку в консервативно-религиозных кругах (не только православных, но и представителей других традиционных религий), а также среди патриотической части общества – то есть единственной части населения страны, заинтересованной в ее сохранении и развитии.  Естественно, перед лицом подобной угрозы для противников России актуален поиск путей ее ослабления, в том числе посредством церковного раскола и условной делегитимизации РПЦ. 

К этому добавляются второстепенные причины, вроде роли греческой диаспоры в США в выборах президента и т.д. Они также играют свою роль, так как электоральной опорой  республиканцев в США являются именно религиозно-консервативные круги (в основном католические и протестантские, но к ним примыкают и православные). Поэтому, для демократов важна поддержка иерархии различных Церквей, чтобы выбить из под республиканцев остатки электоральной базы. 

Во всех этих позициях патриарх Варфоломей, как и его наиболее вероятный преемник архиепископ Елпидифор, являются важными фигурами, актуальными для американской администрации в ближайшие десятилетия.

Лабарум. Сим победиши