Защита храмов УПЦ как «покушение на госбезопасность» Украины?

01.03.2021 22:44

Один из исполнителей «томосной операции» Ростислав Павленко обвинил съезд представителей гонимых общин УПЦ в проведении «вражеской кампании» против Украины. Прав ли он?

22 февраля 2021 года в Киево-Печерской лавре собрались представители общин захваченных храмов Украинской Православной Церкви. Эти люди, по словам Блаженнейшего Митрополита Онуфрия, «несмотря на всевозможные преграды и преследования остаются верными Богу и истинной Церкви».

Исполнять закон и относиться ко всем религиозным организациям одинаково, как того требует Конституция Украины, и ничего больше – вот, по сути, все пожелания в адрес украинской власти, которые звучали на съезде гонимых общин.

Однако, в случае с верующими УПЦ, любые слова о том, что представителям власти нужно соблюдать закон, могут быть трактованы как «покушение на стабильность и государственную безопасность».

Именно об этом заявил нардеп от порошенковской партии «Европейская Солидарность» Ростислав Павленко на своей странице в Facebook, комментируя съезд гонимых общин УПЦ.

Он убежден, что никаких гонений нет, а то, что УПЦ посмела на них жаловаться, «переходит все границы». Павленко уверен, что УПЦ находится в комфортном положении, потому что власть не отреагировала (!) на съезд гонимых общин. По его словам, молчание Заповедника «Киево-Печерская Лавра» и Минкульта – это «пример коллаборации в рамках вражеской кампании против Украины». Депутат возмутился бездействием СБУ и других госорганов и пообещал «обратиться за разъяснениями».

Логика, согласитесь, настолько странная, что стоит подробнее остановиться как на личности самого Павленко, так и на его тезисах относительно верующих УПЦ.

Павленко и Томос

До Евромайдана Ростислав Павленко был скромным преподавателем политологии Киево-Могилянской академии.

В июле 2014 года назначен внештатным советником президента Украины, а буквально через несколько месяцев Павленко стал заместителем главы Администрации президента Украины Петра Порошенко.

Такой мгновенный карьерный взлет, по мнению некоторых украинских СМИ, диктуется тем, что Павленко лично занимался поддержанием имиджа Порошенко. Для этого Ростислав Николаевич постоянно мониторил СМИ и соцсети, и докладывал обо всех критических материалах главе государства.

Тогда же, в 2014 году, Павленко была поручена координация усилий украинского правительства и «западных партнеров» по предоставлению автокефалии тогда еще УПЦ КП.

Фактически с первого дня работы на своей новой должности, Ростислав Павленко занялся продвижением идеи Томоса на всех уровнях. Он утверждал, что его работа не имеет ничего общего с пиаром, а к желанию получить Томос с каждым днем присоединяются не только представители УПЦ КП, но и архиереи и священники УПЦ, так как государством (!) создается новая Церковь – «для десятков миллионов тех, кто не хочет видеть себя в Московской Церкви». 

При этом Павленко гарантировал, что никакого насилия в отношении тех, кто не признает Томос, не будет. Именно он убедил Порошенко в том, что Фанар может признать украинских раскольников еще до Дня Крещения Руси, что, в конечном итоге, можно использовать как важнейший пиар-инструмент для грядущих выборов на пост главы государства.

В 2014 году Ростислав Павленко гарантировал, что никакого насилия в отношении тех, кто не признает Томос, не будет.

Для ускорения процесса, в апреле 2018 года Павленко лично повез на Фанар обращение Верховной Рады Украины к патриарху Варфоломею с просьбой предоставить «независимость» украинской церкви. Однако, несмотря на титанические усилия Ростислава Николаевича, летом Томос подписан не был, и фактически сразу после празднования Дня Крещения Руси Павленко сменил место работы – с Администрации Президента на должность руководителя Национального института стратегических исследований. Но даже на этой должности Павленко не перестал быть «главным по Томосу».

Накануне печально известного заседания синода Константинопольского патриархата, официально «запустившего» процесс предоставления Томоса ПЦУ, Павленко встретился с патриархом Варфоломеем, после чего заявил, что текст Томоса уже готов – «он стандартный, аналоги можно найти в интернете». 

Несколько позже выяснилось, что Павленко сказал неправду – текст Томоса вовсе не стандартный, и прописывает очевидную и постыдную зависимость новой структуры от Фанара.

Из всего вышесказанного становится очевидным, что г-н Павленко – не только один из главных исполнителей в «томосной» спецоперации, но и откровенный враг Украинской Православной Церкви, верующие которой не захотели «миллионами» переходить в «церковь», созданную государством. Но, несмотря на свою, откровенно говоря, не очень удачную работу, он остался в политике и продолжает свою работу против Церкви и ее верующих.

Кто на самом деле враг Украины?

Разберем подробнее тезисы Ростислава Павленко, озвученные им относительно УПЦ и верующих, которые собрались в Киево-Печерской лавре 22 февраля 2021 года. Итак.

Тезис 1: На УПЦ гонений нет, и она чувствует себя в Украине «довольно таки комфортно».

Обратимся к фактам. Так, согласно отчету главы Представительства УПЦ при европейских международных организациях епископа Виктора (Коцабы) за последние годы у Украинской Православной Церкви насильно и со многими правонарушениями отобрали 122 храма и незаконно перерегистрировали в ПЦУ 220 приходов. 

Глава Юротдела УПЦ протоиерей Александр Бахов сообщил, что относительно незаконных захватов религиозных общин и храмов юристы подали около 400 исков, по которым открыли около 250 уголовных производств. Заметим, это не просто чьи-то слова или рассуждения, это конкретный факт.

В Украине практически постоянно продолжаются захваты храмов УПЦ, верующих избивают, против УПЦ принимают дискриминационные законы, а различные СМИ создают из нашей Церкви образ врага.

А вот более конкретные примеры.

В ночь на 4 мая 2020 года приверженцы ПЦУ попытались захватить храм в Задубровке. Причем, произошло это в день смерти его настоятеля. Во время захвата сторонники Думенко применили к верующим УПЦ слезоточивый газ, одного из прихожан ранили ножом в голову.

Вот самый характерный рассказ одной из участниц съезда, Кристины Валущак из Задубровки: «В тот день, когда умер наш отец Леонид, они пришли с болгарками и спиливали замки. Я своими глазами видела всех тех людей, видела, как пострадали наши односельчане, которые были прямо под дверьми, когда они наступали. Там было 40 человек наемников, их (защитников храма – прим. ред.) побили очень жестоко. Наши хлопцы истекали на лавочках кровью, а ПЦУшники говорили – не бейте их, а убивайте их».

12 декабря 2020 года сторонники ПЦУ пришли захватывать храм УПЦ в селе Михальче с кастетами, палками и слезоточивым газом. 1 ноября 2019 года во время богослужения под Дмитриевскую родительскую субботу там же, в селе Михальче, активисты ПЦУ при помощи самодельного тарана выбивали дверь храма УПЦ.

В Золочеве ворота дома, где живет клирик Львовской епархии УПЦ, расписали оскорблениями и нацистской символикой, рядом с его домом провели «вече» против УПЦ, самому иерею и его семье предложили покинуть город. Чуть позже, боевики в масках разгромили ограду дома священника УПЦ.

12 мая 2019 года в Мнишине активисты ПЦУ избили верующих УПЦ и захватили храм.

В сентябре 2020 года в Киеве несколько вооруженных АТОшников избили священника УПЦ только за то, что он, по их мнению, не принадлежал к «правильной церкви».

Верующих УПЦ именно за то, что они верны истинной Церкви, избивали кастетами, битами, арматурой, палками, кулаками в НиколаевеПтичьеБогородчанахБерестьеГнездычноГалузинцахРаковом ЛесеНовоживотовеМаще. И это только малая часть того беспредела, который происходит в Украине по отношению к УПЦ.

Говорить после этого, что никаких гонений против Церкви нет, а она себя чувствует «довольно комфортно» – это верх цинизма или откровенная ложь.

Тезис 2: Cъезд представителей гонимых общин в Киево-Печерской лавре – это «покушение на стабильность и государственную безопасность», это «хит-парад ненависти» (у Павленко – «ход-парад»).

Из этих слов народного избранника выходит, что жертва, которая жалуется на то, что ее грабят и убивают, нарушает общественное спокойствие и угрожает стабильности общества. То есть, согласно логике Павленко, жертва просто не имеет права жаловаться! Потому что, если пострадавший от грабежа, например, обратится за помощью к компетентным органам, то он пытается давить на суд.

Именно так написал Павленко, трактуя собрание верующих УПЦ в лавре: «очевидно, что это попытка давления на судебную ветвь власти в то время, когда Конституционный Суд начал процедуру подтверждения конституционности законов относительно прав верующих, которые были приняты 2018 и в 2019 годах».

Напомним, что эти законы, которые г-н Павленко считает «конституционными», откровенно нарушают статью 35 Конституции Украины, статью 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статью 18 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, статью 18 Всеобщей декларации прав человека 1948 года. В 2017 году Главное научно-экспертное управление при парламенте Украины заявило, что антицерковные законопроекты не соответствуют нормам демократического общества, а в апреле 2019 года Окружной административный суд Киева остановил процесс принудительного переименования УПЦ. В декабре этого же года Верховный Суд Украины разрешил УПЦ сохранить свое название.

Знает ли об этом г-н Павленко? Конечно. Тогда о какой «конституционности» идет речь? Ведь именно верующие УПЦ в данный момент и отстаивают главный Закон Украины, а не наоборот.

Тезис 3: В Лавре «звучали откровенные призывы к неповиновению и выводе на улицы "миллионов недовольных"».

Во-первых, удивляет негатив к возможным актам гражданского неповиновения в исполнении нардепа и чиновника, попавшего в свое кресло на волне Евромайдана, когда это самое неповиновение стало основой государственной идеологии, а участники протестов на Майдане превратились, без всякого преувеличения, в культовые фигуры.

Во-вторых, правила демократического общества, к которому стремится Украина, предусматривают право на так называемое «гражданское неповиновение» в том случае, если власти страны нарушают права своих же граждан. «Гражданское неповиновение» носит исключительно мирный характер. В случае с Церковью – это не просто выход «миллионов недовольных на улицы», а крестные ходы и молитва. Пример того, что может произойти в государстве, решившем открыто пойти против своих же граждан и верующих, показала всему миру Черногория. И именно об этом говорят представители УПЦ. Более того, подобная инициатива, как и инициатива собраться в Лавре, исходит от самих верующих нашей Церкви. Имеют ли они на это право? По закону Украины – да. Но по мнению Павленко – нет.

В-третьих, на съезде не было никаких «откровенных призывов к неповиновению», а звучали требования, чтобы власть прекратила делить людей. Вот слова одной из участниц съезда: «Я хочу попросить власть – не делите людей. Мы все граждане Украины. И я тоже гражданка Украины. Мои дети – граждане Украины. Мы разговариваем, общаемся дома на украинском языке. Мы поем через день украинские песни. И почему я тогда "московская предательница"? Только потому, что я не предала веру? По Конституции Украины мы все имеем право на веру. По совести. Кто как хочет – так и верит. У нас даже сатанисты могут молиться, мусульмане могут молиться, правда? А православные христиане, как они называют нас, московского патриархата, не имеют права даже нормально похоронить человека у себя в селе! Почему?!

У нас недавно в селе случай был. Хоронили бабушку, которой было 100 лет. И когда шел их "поп" (ПЦУ – Ред.), то спросил – а чьи похороны? А ему отвечают – то московская умерла. А она хоть раз в Москве была за свои 100 лет? Какая же она московская?! Она украинка. Она всю жизнь отдала Украине. Хочу попросить власть – не делите людей, дайте нам возможность молиться. Смотрите – вот сколько храмов забрали – ведь никто назад их силой не забирал, правда?».

Я хочу попросить власть – не делите людей. Мы все граждане Украины. И я тоже гражданка Украины. Мои дети – граждане Украины. Мы разговариваем, общаемся дома на украинском языке. Мы поем через день украинские песни. И почему я тогда "московская предательница"? Только потому, что я не предала веру?

Участница съезда гонимых общин УПЦ, матушка Ульяна Таборовец

Тезис 4: Собрание верующих в Лавре – «антигосударственное мероприятие» и «враждебная кампания против Украины».

Давайте прежде сформулируем определение – кого можно считать врагами Украины? Думается, враги Украины – это те, кто пытается разделить государство, кто занимается прямой дискриминацией ее граждан, кто всячески дестабилизирует обстановку внутри страны, инициирует противостояния между ее жителями, и делает все, чтобы развалить державу. Можно ли хоть что-то из этого приписать верующим УПЦ? Нет.

Наша Церковь все время подчеркивает свои мирные цели, говорит о необходимости единства, стоит на позиции территориальной целостности, выступает против любых насильственных действий в отношении кого бы то ни было, и пытается хоть как-то связать разорванную войной страну. Наши верующие все время подчеркивают, что они – граждане Украины, что никто из них никакого отношения к «Москве» не имеет.

Позицию собравшихся в Киево-Печерской лавре христиан лучше всего выразила простая женщина Мария Форманец из села Птичья, где противостояние между верными УПЦ и представителями теперь уже ПЦУ продолжается с 2014 года: «Хотим от власти только одного – не мешать нам. Государственное пускай остается государственным, а церковные вопросы пускай позволят решать нам. Если мы – законопослушные граждане нашей Украины, то будьте добры – исполняйте закон. Если мы выиграли суд – то дайте нам возможность молиться в нашем храме. Больше ничего мы от государства не хотим – просто не мешать нам и исполнять решения суда. Сколько у нас было противостояний, сколько мы пережили, сколько было нападений, но ни один человек из нашей общины не перешел в УПЦ КП».

А можно ли говорить о том, что те люди, которые силой отбирают храмы, кто избивает своих сограждан и односельчан, кто делит наш народ на «своих» и «чужих», на «правильных» и «неправильных» – делают все, чтобы эту саму Украину развалить?

Вопрос, как говорится, из области риторических.

***

Вот и получается, что наша страна через деятельность некоторых политиков и «патриотов» все больше становится похожей на описанную Джорджем Оруэллом Океанию, в которой вся идеология построена на понятии «двоемыслия», главным девизом которого есть слова: «Война – это мир; Свобода – это рабство; Незнание – это сила».

Согласно Оруэллу, «двоемыслие» заключается в том, что человек может «говорить заведомую ложь и одновременно в неё верить, забыть любой факт, ставший неудобным, и извлечь его из забвения, едва он опять понадобился, отрицать существование объективной действительности и учитывать действительность, которую отрицаешь… Ложь всё время на шаг впереди истины».

Очень бы хотелось, чтобы слова Оруэлла остались только на бумаге, а не были прочно и надежно инкорпорированы в нашу жизнь. Сделать это можно только избавившись от «двоемыслия» и двойных стандартов. По другому построить правовое государство не получится.